Адвокат по уголовным делам
г. Тюмень,
ул. Свердлова 5, оф. 300
Принимаю звонки:
Пн.- Вс: 08:00 - 23:00

Статьи

Привлечение к ответственности по статье 291.2 УК

Статья 291.2 УК ввела в правовой оборот:

— три простых состава преступления:
1) получение взятки лично;
2) дача взятки лично;
3) дача взятки через посредника.

— один квалифицированный состав — те же деяния, совершенные лицом, имеющим судимость за совершение преступлений, предусмотренных ст.ст. 290–291.2 УК.

Все составы преступлений, предусмотренные ст. 291.2 УК, относятся к деяниям небольшой тяжести (ч. 2 ст. 15). Срок давности привлечения к ответственности за их совершение — 2 года (п. «а» ч. 1 ст. 78 УК).

Норма снабжена традиционным примечанием: «мелкий взяткодатель» освобождается от уголовной ответственности, если:

— он активно способствовал раскрытию и (или) расследованию преступления;

— в отношении него имело место вымогательство взятки;

— после совершения преступления он добровольно сообщил о даче взятки в орган, имеющий право возбудить уголовное дело.

Как видно из содержания ст. 291.1 УК, ответственность за посредничество в мелком взяточничестве уголовный закон прямо не предусматривает. Следовательно, вопрос о привлечении таких посредников к уголовной ответственности должен решаться по правилам ст. 33 УК, и именоваться таковые будут пособниками (ч. 5 ст. 33).

С момента включения в УК ст. 291.2 сложилась устойчивая практика ее применения. «Мелкие взяткополучатели» — большая редкость. Подавляющее большинство осужденных — лица, которые только попытались подкупить сотрудников ГИБДД (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 291.2 УК), однако свой «мелкий преступный умысел» довести до конца не смогли в силу того, что сотрудники ГИБДД — принципиальные люди.

Предложение мелкой взятки — покушение на ее дачу?

М. — гражданин другого государства — незаконно работал в Москве. Данное действие квалифицируется по ч. 2 ст. 18.10 КоАП РФ.

07.01.2017 он управлял автомобилем и его остановили сотрудники ДПС ГИБДД УВД по ЮЗАО г. Москвы. Опасаясь быть изобличенным в нарушении миграционного законодательства, М. решил дать офицеру полиции мелкую взятку за заведомо незаконное бездействие последнего.

Как записано в приговоре, М., реализуя свой преступный умысел, положил 3 тыс. руб., завернутые в лист бумаги в прозрачном пакете-файле, возле рычага переключения передач служебного автомобиля ДПС. Однако он не довел свои действия до конца по не зависящим от него обстоятельствам, так как сотрудник полиции денег не взял.

В судебном заседании М. полностью признал свою вину, уголовное дело в отношении него суд рассмотрел в особом порядке. По части 3 ст. 30, ч. 1 ст. 291.2 УК РФ ему было назначено наказание в виде штрафа в размере 10 тыс. руб. (приговор мирового судьи судебного участка № 62 района Ясенево г. Москвы от 24.03.2017 № 1–9/17).

Как видим, в данном случае органы предварительного расследования, прокурор и суд усмотрели состав преступления в демонстрации виновным пакета, в котором были спрятаны 3 тыс. руб.

Недоказанная дача взятки с провокацией

О. был осужден за дачу мелкой взятки (2 тыс. руб.) сотруднику ГИБДД (приговор мирового судьи судебного участка № 3 Ленинского района г. Перми от 03.07.2017). Ленинский районный суд г. Перми отказал О. в удовлетворении апелляционной жалобы (постановление от 16.08.2017).

Обязательными конструктивными элементами состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 291.2 УК, во взаимосвязи со ст. 291 УК (дача взятки), в совершении которого обвиняется О., являются:

— передача должностному лицу предмета взятки;

— мотив передачи предмета взятки — совершение в пользу взяткодателя или представляемых им лиц действий, которые входят в служебные полномочия должностного лица.

Соответственно в силу п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК эти обстоятельства должны быть бесспорно доказаны. Между тем таких доказательств в деле нет, в судебном заседании названные обстоятельства не доказаны.

Сторона защиты утверждает, что факт передачи денег сотруднику полиции не зафиксирован ни одним из представленных обвинением доказательств.

1. Видеозапись (35 сек.) не фиксирует передачу денег. В оглашенном в суде протоколе осмотра видеозаписи отражено: «Мужчина — пассажир заднего сиденья (О. — Примеч. авт.) наклоняется влево, достает что-то, предположительно, из заднего или бокового кармана».

Как видно на видеозаписи, мужчина засовывает правую руку в левый нагрудный карман куртки. Мужчина из кармана что-то достает, смотрит на это. Что именно находится в руках у мужчины, не видно, так как вид закрывает переднее пассажирское сиденье с сидящими сотрудниками полиции. На видеозаписи не видно денежных знаков, и в протоколе не написано, что зафиксированы какие-либо деньги.

О. на допросе у дознавателя сразу после предъявления ему видеозаписи на вопрос, что он доставал из кармана, пояснил, что доставал телефон (ему позвонил отец, когда он сел в машину к сотрудникам ДПС).

Видеозапись, не сопровождаемая аудиозаписью, не является доказательством взятки. Более того, выявленное стороной защиты отключение аудиозаписи (ее уничтожение) порождает сомнение в добросовестности сотрудников ДПС. Ведь аудиозапись могла зафиксировать отсутствие всяких разговоров о деньгах и однозначно доказывать отсутствие передачи денег О.

В силу ч. 3 ст. 14 УПК «все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого».

2. Имеющаяся в деле аудиозапись однозначно фиксирует момент, когда деньги еще не были переданы сотрудникам ДПС.

Сухие строки из протокола исследования аудиозаписи: «(вероятно сотрудник полиции Ч.): „Нет, еще не положил, сейчас еще придет“». Далее в стенограмме — переговоры между, как указало обвинение, сотрудниками ДПС соответственно С. и Ч. о подготовке к тому, чтобы выполнить обещанное руководству: «Ну у нас, если что: два девять один, будет» (третья реплика). О. после сказанного (вероятно Ч.) о том, что деньги «не положил», приписывается всего две реплики, в которых он спрашивает фамилию у Ч.

Таким образом, аудиозапись не содержит никакой информации о факте передачи О. денег сотрудникам полиции, но содержит однозначно отрицательную информацию о таком факте (прямое утверждение Ч., что деньги «не положил»).

3. Понятые П. и Б. приведены к машине, в которой находились деньги, но не было О. и иных лиц. Поэтому они подтверждают факт наличия денег в машине сотрудников ДПС, но их показания однозначно не доказывают факт передачи О. этих денег.

В судебном заседании сотрудник полиции С. пояснил, что ему показалось, что О. положил деньги за заднее сиденье автомашины. Это было «неожиданно для него». Ничего внятного на вопрос участников процесса: «Как вы поняли, что он положил деньги?», С. не пояснил. Между тем «неожиданность» для С. явно противоречит содержанию разговоров между ним и Ч., согласно стенограмме. Две последние страницы стенограммы однозначно свидетельствуют о подготовке сделать «два девять один».

В постановлении Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) от 15.12.2005 по делу «Ваньян против России» (жалоба № 53203/99)2 сказано: «Если преступление было предположительно спровоцировано действиями тайных агентов и ничто не предполагает, что оно было бы совершено и без какого-либо вмешательства, то эти действия уже не являются деятельностью тайного агента и представляют собой подстрекательство к совершению преступления. Подобное вмешательство и использование его результатов в уголовном процессе могут привести к тому, что будет непоправимо подорван принцип справедливости судебного разбирательства (см. постановление Европейского Суда по делу „Тейшейра де Кастро против Португалии“)».

Ориентируясь на эти позиции ЕСПЧ, Верховный Суд РФ, отменяя обвинительный приговор в отношении А., указал: «<…> также в приговоре не приведены данные, свидетельствующие о том, что А. совершил бы преступление без вмешательства сотрудников милиции. Отсутствуют такие данные и в материалах дела.

Из этого следует, что действия А. по существу были спровоцированы сотрудником милиции, фактически совершившим подстрекательство к совершению А. преступления. Подобное вмешательство и использование в уголовном процессе доказательств, полученных в результате провокации со стороны милиции, нарушают принцип справедливости судебного разбирательства.

Действия, совершенные в результате провокации со стороны милиции, не могут расцениваться как уголовно наказуемое деяние». Дело в отношении А. было прекращено за отсутствием состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК), за ним признано право на реабилитацию (определение от 22.10.2007 № 83-Д07-18).

Анализ приговоров в отношении сотрудников полиции, позволяет сделать вывод, что провокация в их деятельности — явление нередкое, ибо провокация — один из способов доказывания. Последнее из громких дел — осуждение в апреле 2017 года руководства одного из подразделений МВД России во главе с Д. А. Сугробовым.

Мораль: сотрудники полиции перед руководством обязаны отчитаться как за выявление правонарушений, так и за выявление фактов их подкупа.

Удивляет и то обстоятельство, что если по делу М. в Москве содеянное (положил деньги у рычага переключения передач) квалифицировано как покушение на дачу мелкой взятки, то в Перми по делу О. такое же деяние (положил деньги на заднее сиденье) — уже оконченный состав.

Мелкая взятка: стандарт доказанности

Начальник тыла ОМВД России по Усть-Вымскому району Республики Коми Л. в период с 15.09.2014 по 28.09.2014 потребовал у ИП И. взятку — 8 тыс. руб. как условие для заключения договора с ОМВД о техническом обслуживании и ремонте автомобилей полиции. Получив данную сумму, он заключил с И. договор на сумму 80 952 руб.

В период с 12.01.2015 по 21.01.2015 Л., желая распорядиться денежными средствами ОМВД, организовал проведение ремонтных работ личной машины начальника отдела Ч. на станции технического обслуживания И. На машине Ч. было установлено оборудование на общую сумму 19 380 руб.

Когда И. потребовал оплату за данные работы в сумме 5 тыс. руб., Л. ответил отказом, заявив предпринимателю, что расплатится с ним в будущем. Тогда И. сообщил обо всех противоправных действиях Л. в ОСБ МВД.

Действия Л. суд квалифицировал как мелкое взяточничество и растрату. По приговору Усть-Вымского районного суда Республики Коми от 26.12.2016 Л. осужден:

— по части 1 ст. 291.2 УК — к штрафу в размере 50 тыс. руб. (на основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК от наказания освобожден, в связи истечением сроков давности привлечения к ответственности);

— части 3 ст. 160 УК — к лишению права занимать должности в правоохранительных органах, органах государственной власти, местного самоуправления, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных, административно-хозяйственных функций и полномочий сроком на 3 года.

В пользу ОМВД по Усть-Вымскому району с Л. взыскано 19 380 руб. и в пользу бюджета России — 8 тыс. руб.

В апелляционной жалобе защитник Л. просил приговор отменить, поскольку:

— мелкая взятка не доказана, так как выводы суда о виновности Л. основаны на противоречивых показаниях свидетелей И. и К.;

— в приговоре не указаны точная дата и место передачи мелкой взятки.

Защита оспорила этот приговор и в части растраты.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Коми оставила приговор без изменения. Суд второй инстанции посчитал, что для подтверждения вины Л. в получении мелкой взятки достаточно показаний двух свидетелей (апелляционное определение от 28.02.2017 № 22–343/2017).

Из постановления судьи Верховного Суда РФ об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции от 13.10.2017 № 3-УКС17-358 следует, что региональная и федеральная кассационные инстанции с позицией судов первой и второй инстанций полностью согласны.

Когда дача взятки — оконченное преступление

Принято считать дачу взятки оконченным преступлением с момента принятия должностным лицом хотя бы части передаваемых ему ценностей (например, с момента передачи их должностному лицу или зачисления с согласия должностного лица на указанный им счет). При этом не имеет значения, получил ли взяткополучатель реальную возможность пользоваться или распоряжаться переданными ему ценностями по своему усмотрению.

Как оконченное преступление должны также квалифицироваться указанные выше действия, совершенные в условиях проведения ОРМ, вне зависимости от того, были ли ценности изъяты сразу после их принятия должностным лицом.

В тех случаях, когда предметом взятки является незаконное оказание услуг имущественного характера, преступление считается оконченным с начала выполнения с согласия должностного лица действий, непосредственно направленных на приобретение им имущественных выгод (например, с момента уничтожения или возврата долговой расписки, передачи другому лицу имущества в счет исполнения обязательств взяткополучателя и т. п.).

Если должностное лицо отказалось принять взятку, действия лица, непосредственно направленные на ее передачу, подлежат квалификации, в зависимости от размера взятки, как покушение на преступление, предусмотренное ст. 291 или ст. 291.1 УК.

Само по себе обещание или предложение должностному лицу передать незаконное вознаграждение за совершение им действий (бездействия) по службе, которое по не зависящим от виновного обстоятельствам не было реализовано, необходимо рассматривать как приготовление к даче взятки (ч. 1 ст. 30 и соответственно части 3–5 ст. 291 УК) в случае, когда сумма озвученного вознаграждения превышает 10 тыс. руб. Если же сумма не превышает указанного размера, содеянное, с учетом положений ч. 2 ст. 30 УК и санкции ст. 291.2 УК, не является уголовно наказуемым.

Таким образом, для квалификации дачи взятки, в том числе «мелкой», как оконченного преступления ключевым условием является установление факта принятия должностным лицом хотя бы части предмета взятки.

Но данный вопрос должен решаться индивидуально в каждом конкретном случае исходя из фактических обстоятельств дела. Принятие взятки должностным лицом может выражаться не только в непосредственном физическом получении им предмета взятки (например, должностное лицо берет деньги в руки, кладет их в карман или в сумку, убирает в ящик стола или в «бардачок» в салоне автомобиля), но и в поведении должностного лица, свидетельствующем о принятии взятки, даже при отсутствии его непосредственного физического контакта с предметом взятки. Например, взяткодатель в условиях очевидности для инспектора ГИБДД кладет деньги на сиденье в салоне служебного автомобиля, после чего инспектор, возвратив документы, отпускает его, либо взяткодатель кладет деньги на стол в рабочем кабинете должностного лица, а тот, не беря их в руки, одобрительно высказывается или кивает головой и т. п.

Устанавливая наличие либо отсутствие факта принятия взятки должностным лицом, правоприменителю следует оценивать все обстоятельства в комплексе (разговор между взяткодателем и взяткополучателем, их невербальное общение (жесты, мимика), поведение до передачи взятки, в момент ее передачи и после).

Наказан только взяткополучатель

Г. работала врачом-эндокринологом в одной из больниц Санкт-Петербурга. Гражданин С. был здоров, оснований для выдачи ему листка о временной нетрудоспособности не было.

Посредник Х. обещала С. через Г. «сделать» для него листок временной нетрудоспособности на 12 дней и назвала таксу:

— 1000 руб. за день нахождения С. на фиктивном больничном, всего — 12 тыс. руб.;

— 1000 руб. за оформление медицинской карты стационарного больного на имя С.

При этом Х. намеревалась передать Г. только 10 тыс. руб., оставшиеся 3 тыс. руб. хотела забрать себе. В итоге Г. получила через Х. от С. взятку в сумме 10 тыс. руб.

Г. с предъявленным ей обвинением согласилась, приговор в отношении нее был постановлен в особом порядке. Назначая Г. наказание, суд, несмотря на наличие смягчающих обстоятельств, не увидел оснований для признания их исключительными, существенно уменьшающими степень общественной опасности преступлений, и отказал в применении к ней ст. 64 УК. В приговоре также указано, что нет и оснований для применения к Г. ч. 6 ст. 15 УК. Кроме того, суд отказал в освобождении Г. от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа по основаниям, указанным в ст. 25.1 УПК и ст. 76.1 УК.

По части 1 ст. 292 УК Г. назначен штраф в размере 40 тыс. руб.; по ч. 1 ст. 291.2 УК — штраф 70 тыс. руб. На основании ч. 2 ст. 69 УК по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Г. была приговорена к штрафу в размере 80 тыс. руб. (приговор Пушкинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 01.02.2017 № 1–36/2017).

Бесспорно, Г. виновна и в незаконном изготовлении документа, и в получении мелкой взятки. Что касается С. и Х., то они своевременно начали сотрудничать со следствием и ответственности полностью избежали.

За дачу мелкой взятки ответили и юр. лицо, и его представители

12.04.2016 сотрудники полиции выявили факт реализации магазином, принадлежащим ООО «Альянс-Групп» (ООО), алкогольной продукции без лицензии. 15.04.2016 за совершение данных действий продавец И. и гендиректор ООО С. постановлениями мирового судьи судебного участка № 18 района Южное Бутово г. Москвы были привлечены к ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ. Во время выявления факта незаконной торговли И., во избежание привлечения к административной ответственности как для себя, так и для ООО, дал сотрудникам полиции взятку в сумме 5 тыс. руб.

Приговором Зюзинского районного суда г. Москвы от 09.09.2016 И. осужден по ч. 1 ст. 291.2 УК к ограничению свободы на 8 месяцев.

Поскольку И. действовал также в интересах ООО, в действиях этого юридического лица усматривался состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.28 КоАП РФ, и по данному факту было возбуждено административное дело.

Гендиректор ООО вину общества в совершении административного правонарушения не признал. При этом он пояснил, что постановления о наложении на ООО наказания по ч. 2 ст. 14.1 КоАП он не обжаловал.

Обосновывая виновность ООО в даче взятки суд сослался:

— на приговор Зюзинского районного суда г. Москвы от 09.08.2016;

— постановления о привлечении к административной ответственности И. и С. по ст. 14.1 КоАП от 15.04.2016.

В постановлении о привлечении ООО к административной ответственности суд указал следующее: «Часть 1 ст. 19.28 КоАП РФ предусматривает ответственность за незаконную передачу, предложение или обещание от имени или в интересах юридического лица должностному лицу, лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации денег, ценных бумаг, иного имущества, оказание ему услуг имущественного характера, предоставление имущественных прав за совершение в интересах данного юридического лица должностным лицом, лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации действия (бездействие), связанного с занимаемым ими служебным положением.

Объективная сторона правонарушения, предусмотренного данной нормой, состоит в том, что виновный незаконно (нарушая законодательство, направленное на борьбу с коррупцией, <…>), передает от имени юридического лица (и в его интересах) деньги, ценные бумаги, иное имущество лицам, указанным в самой ст. 19.28 КоАП РФ об административных правонарушениях. При этом в результате такого вознаграждения получатель вознаграждения совершает (либо совершит) в интересах данного юридического лица определенные действия (бездействие), связанные с его служебным положением.

Статьей 14 ФЗ от 25.12.2008 № 273-ФЗ „О противодействии коррупции“ предусмотрено, что в случае, если от имени или в интересах юридического лица осуществляются организация, подготовка и совершение коррупционных правонарушений или правонарушений, создающих условия для совершения коррупционных правонарушений, к юридическому лицу могут быть применены меры ответственности в соответствии с законодательством России.

Оценивая собранные по делу доказательства, суд посчитал, что вина ООО установлена, доказана и его действия правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 19.28 КоАП РФ, поскольку оно действительно совершило незаконную передачу в своих интересах должностному лицу денег за совершение в интересах данного юридического лица должностным лицом действия, связанного с занимаемым им (должностным лицом) служебным положением.

При назначении наказания суд учел обстоятельства, характер и степень общественной опасности совершенного ООО правонарушения, обстоятельства дела, и назначил наказание — административный штраф 1.000.000 руб.

Поскольку приговором Зюзинского районного суда г. Москвы от 09.09.2016 5000 руб. обращены в доход государства, то оснований для применения дополнительного вида наказания в виде конфискации предмета совершения административного правонарушения по делу нет» (постановление мирового судьи судебного участка № 18 района Южное Бутово г. Москвы от 14.11.2016 № 5–1032/16).

Приведенный пример показателен тем, что последовательно были привлечены:

1) продавец и директор ООО — к административной ответственности;

2) продавец — к уголовной ответственности;

3) ООО — к административной ответственности.

Возникает вопрос: если взятка получена от продавца, почему сделан вывод, что таковая одновременно давалась и от имени ООО?

Впрочем, как следует из первоначальных судебных решений, защита этот факт не опровергала, судебные решения не оспаривала, окончательное решение вынесено по правилам преюдиции. Между тем применение преюдиции возлагает на суды повышенные требования относительно достоверности собранных ими доказательств.

Основные научно-практические выводы

1. Статья 291.2 УК активно применяется.

2. Сотрудники полиции ориентированы на выявление фактов предложения и получения мелких взяток. В первом случае действия мелких взяткодателей обусловлены, как правило, провокационным поведением сотрудников ГИБДД. Вместо того чтобы предупредить преступление — напомнить потенциальному взяткодателю об уголовной ответственности, отвергнуть деньги, полицейские терпеливо ждут, когда задержанный водитель эти деньги им предложит, после чего «оформляют» на него уголовное дело.

3. Практически все осужденные по ст. 291.2 УК взяткополучатели (преподаватели, врачи) стали жертвами своих знакомых, которые по инициативе сотрудников полиции «развели» их на получение денег.

4. Поборы, именуемые в УК мелкой взяткой, — явление, безусловно, безнравственное. Но насколько нравственна провокация как метод изобличения мелких взяточников, судить читателю. Впрочем, очевидно одно — предложение мелкой взятки в виде помещения денег на видном месте не может считаться оконченным составом преступления.

Запомним

  • Ответственность за посредничество в мелком взяточничестве уголовный закон прямо не предусматривает. Такие посредники, по правилам статьи 33 УК, будут именоваться пособниками
  • Видеозапись, которая не сопровождается аудиозаписью, не является доказательством взятки
  • Предложение мелкой взятки суды разных регионов квалифицируют как покушение на дачу и как оконченный состав



1 Введена Федеральным законом от 03.07.3016 № 324-ФЗ // Российская газета. 2016. 08 июля.

2 Бюллетень ЕСПЧ. 2006. № 7.